№ 15Россия и мирподробности
На главнуюПоискКонтактная информация

Сироты в розницу

Владимир Ярыгин, США, Айова
Совет Федерации намерен ужесточить требования к иностранцам, собирающимся усыновить русских сирот. Речь идет об отмене так называемого независимого усыновления. Чьи права защищает кампания против международного усыновления? Нет, не детей и их приемных или биологических родителей. Она отстаивает право чиновников облагать данью богатеньких иностранцев — так считает наш бывший соотечественник, а ныне гражданин США, сам усыновивший троих русских детей

Ежегодный пикник американских семей с усыновленными детьми в Айове

Недавно в СМИ прошла громкая кампания о преступлениях в области международного усыновления. Мне кажется, что это заказная кампания, приуроченная к ужесточению законодательства.

Я хорошо помню, как в начале 2000 года точно так же была организована по всем программам телевидения подобная кампания. С арестом «торговки детьми», с конфискацией документов и компьютеров, с задержанием в аэропорту напуганных американских родителей с усыновленными детьми. Потом американцев тихо отпустили и проводили с детьми на самолет. Оказалось, что документы у них в полном порядке. А несчастную пожилую женщину, которая в полном соответствии с действовавшими тогда законами помогала американской семье в усыновлении, подвергли публичной порке в СМИ, продержали в тюрьме несколько дней. А через какое-то время отпустили и прислали записку от прокурора, что «дело прекращено за отсутствием состава преступления». Но об этом ни газеты, ни телевидение уже не сообщали.

Сразу после этого скандального шоу появился на свет целый пакет законов об «упорядочении» усыновления и прежде всего международного.

 

КТО Я ТАКОЙ, ЧТОБЫ ГОВОРИТЬ О МЕЖДУНАРОДНОМ УСЫНОВЛЕНИИ?

Владимир Ярыгин с женой Ириной и приемным сыном ДенисомЯ — русский гражданин Америки. Пять лет назад мы c женой усыновили трех российских детей-сирот. Мотивы были простыми. Наша взрослая дочь стала жить отдельно. Мы с женой достигли такого уровня сознания и благополучия, что почувствовали себя вполне счастливыми людьми. И мы сочли себя обязанными разделить наше счастье с самыми несчастными людьми на свете. Это дети-сироты. Усыновление — единственный шанс изменить их жизнь. Мы уверены в том, что возможность быть усыновленным является неотъемлемым и безусловным правом каждого ребенка. Конечно, было бы хорошо, если бы все российские сироты усыновлялись на родине. Но это нереально.

Сейчас мне 67 лет. В 1991 году моя семья иммигрировала в США из Латвии. Нам неприятно стало жить в стране, которая с такой яростью рвалась на свободу от Советского Союза, которому 50 лет служила преданнее любой из прибалтийских республик. Мой бывший студент пригласил меня на работу, теперь он вице-президент крупной компании.

Вначале мы усыновили брата и сестру, 12 и 14 лет. Позже узнали, что у них есть еще младший брат 7 лет. Год мы его искали, нашли случайно и тоже усыновили. Я не забуду, как строгая судья спросила нас: «Осознаете ли вы всю глубину ответственности, которую принимаете на себя, усыновляя ребенка с диагнозом олигофрения в стадии дебильности»? Мы с женой целую минуту смотрели друг другу в глаза, прежде чем ответили: «Да».

Сейчас мальчик успешно учится в 4-м классе обычной школы. Дочь окончила школу, вышла замуж и уже родила нам внука. Старший сын оканчивает 12-й класс частной военной школы и хочет стать офицером морского флота.

Мы дважды от начала до конца прошли всю предусмотренную законами США и России процедуру международного усыновления. И, я думаю, это дает мне право высказать свое мнение на этот счет.

 

ДЛЯ ЧЕГО ИНОСТРАНЦЫ УСЫНОВЛЯЮТ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ?

Денис учится в частной военной академииРоссияне часто не понимают, почему иностранцы усыновляют детей из других стран. Во-первых, очень большое значение имеет религиозный мотив. Во-вторых, для большинства иностранцев дети являются самым ценным на свете. Дети имеют самый высокий приоритет в семье, обществе и государстве. Знаете, что для меня служит самым убедительным тому доказательством? В Америке в каждом общественном туалете, даже придорожном, обязательно имеется столик для пеленания ребенка. И не только в женском, но и в мужском!

В России часто стесняются говорить, что ребенок был усыновлен, а здесь этим гордятся. Губернатор нашего штата регулярно устраивает в своей резиденции прием для семей с усыновленными детьми. Он расхаживает в костюме Крокодила Гены, а его жена — в костюме Феи из «Золушки». И все желающие могут сфотографироваться с губернатором.

Каждый год мы участвуем в традиционных пикниках, которые устраивают усыновившие семьи. Родители делятся опытом воспитания детей и демонстрируют их успехи. Многие стараются сохранить у детей интерес к культуре родной страны. Иногда кажется, что родители любят усыновленных детей даже больше, чем родных. Видимо, неосознанно они пытаются восполнить недостаток родительского внимания в прошлом.

Откуда в России взялся миф, что американцы усыновляют детей для того, чтобы использовать их «на органы»? За все годы существования международного усыновления не было ни одного такого случая! Ни теоретически (из-за проблем биологической совместимости), ни практически это невозможно. В развитых странах действует строжайшая общегосударственная система контроля и использования донорских органов.

Мне кажется, я знаю, откуда взялась эта бредовая легенда. В США при заполнении многих документов надо ответить на вопрос: «Согласны ли вы в случае внезапной смерти, чтобы ваши органы были использованы для трансплантации в целях спасения жизни других людей?» Подавляющее большинство американцев отвечают на этот вопрос положительно. Заполняя анкеты на детей, родители должны ответить на тот же вопрос. И мы с женой, заполняя документы на наших детей на получение сертификатов о гражданстве и американских паспортов, поставили крестики в клеточке «Да». Эти данные поступают в федеральную базу. И при любом несчастном случае со смертельным исходом врачи и полиция связываются с ближайшим центром по хранению донорских органов и обеспечивают скорейшую доставку туда погибшего. И если, не дай бог, с любым из членов моей семьи случится несчастье, мы готовы к тому, чтобы пригодные для трансплантации органы использовались для спасения жизни тех, кто в этом нуждается.

А мифы о сексуальной эксплуатации усыновленных детей! Я не знаю в мире страны, где нет педофилов, насильников или проституции. Но утверждать, что такие преступления в западных странах совершаются чаще, чем в России, грубая ложь.

 

ЗАКОН ДЛЯ ЧУЖИХ

В школе у младшего Саши пять учителей, потому что один учитель не выдерживает его постоянных возраженийПрофессор юридического факультета американского университета, усыновивший российского ребенка, в своих лекциях приводит выдержки из нового российского законодательства по усыновлению как пример юридической безграмотности. Он утверждает: впервые в мировой юридической практике одно государство (Россия) прописывает в своем законодательстве юридические нормы, обязательные для граждан и организаций других стран, не находящихся на территории России.

По этому законодательству иностранные граждане, усыновившие российского ребенка, ОБЯЗАНЫ по возвращении в свою страну поставить ребенка на учет в российском консульстве. Численность населения России падает, и российские чиновники решили, что будет неплохо, если дети будут продолжать числиться и гражданами России тоже. Иностранцам это не нужно, но они соглашаются на это из лояльности к стране происхождения своего ребенка. В некоторых странах, не предусматривающих двойного гражданства, родители идут на прямое нарушение собственного законодательства.

При этом консульство берет с родителей плату за штамп в российском паспорте ребенка. Конечно, 50 долларов — небольшие деньги, но лучше бы родители купили ребенку лишнюю игрушку. По данным Министерства образования, с 2000 года иностранцами усыновлено 46 тысяч детей. Умножим это на 50 долларов и получим 2 миллиона 320 тысяч долларов!

Еще один юридический ляпсус: усыновленные дети в течение трех лет должны быть под контролем. Иностранцы ОБЯЗАНЫ предоставлять эту возможность. И родители подписывают такие обязательства. Иначе им не позволят усыновить ребенка. Сейчас контролировать родителей должны иностранные агентства по усыновлению. Они составляют отчеты, переводят их на русский язык и отправляют в соответствующий российский департамент образования. При этом все знают: за всю историю международного усыновления не было ни одного отрицательного отчета. Но отменить отчеты чиновники не согласятся. Ведь это рычаг для подчинения иностранных агентств, занимающихся усыновлением. Оплачивают эти отчеты родители — 1,5 — 2 тысячи долларов (в зависимости от штата и расценок агентства). За шесть лет российские законодатели этим своим законом отобрали у детей от 69 до 92 миллионов долларов. Деньги эти достались иностранным агентствам. И сейчас российские чиновники ратуют за подписание соглашений между странами, которые предусматривали бы заграничные ревизорские поездки. Конечно, за счет принимающей стороны.

Иностранцы даже не подозревают, что постановка на учет незаконна. В статье 29 Федерального закона о гражданстве Российской Федерации сказано: гражданство Российской Федерации у усыновленного ребенка прекращается при условии, что ему будет предоставлено иное гражданство. То есть каждая американская семья может послать заявление о прекращении его российского гражданства и вложить в конверт российский паспорт ребенка. Но это держится в большом секрете от иностранных усыновителей.

 

СКОЛЬКО СТОИТ СИРОТА

Попробую рассказать подробно, как происходит усыновление. Основной документ, который требуется законами обеих стран, — досье на усыновителей (Home Study). Лицензированный социальный работник обследует семью — могут ли эти люди быть усыновителями. Устанавливается соответствие требованиям законов материального положения, состоянию здоровья, жилищных условий, психологические и моральные качества. Социальный работник может запрашивать многочисленные инстанции, беседовать с родственниками, соседями, учителями (если в семье уже есть дети), со служителями церкви, куда ходят родители. После этого он дает письменное заключение-рекомендацию. Родители представляют этот документ в иммиграционную службу Министерства юстиции США, которое и дает семье разрешение на усыновление ребенка из другой страны.

Стоимость услуг лицензированного специалиста по подготовке Home Study зависит от штата, где живут родители. Обычно это в пределах 1 — 3 тысяч долларов. При этом родители должны заполнить специальные формы для иммиграционной службы и заплатить за это 520 долларов, сдать отпечатки пальцев для проверки ФБР и тоже заплатить несколько десятков долларов. Интересно, российские усыновители тоже сдают отпечатки пальцев и проверяются ФСБ на наличие криминального прошлого?

Много приходится тратить на медицину. Каждый визит к врачу — это несколько сотен долларов, и страховые компании эти расходы не покрывают (ведь визиты не связаны с лечением). А так как срок документов о здоровье действительны три месяца, то за время ожидания поездки в Россию родителям приходится брать справки у врача не один раз.

Потом родители находят агентство, которое имеет программу усыновления в России, заключают контракт на подготовку пакета документов для российского суда. Затраты агентства по выполнению работы на американской стороне обычно составляют 3 — 5 тысяч долларов. Кроме того, агентства проводят занятия по психологической подготовке родителей и педагогике (еще около 1 тысячи долларов).

Общее количество документов в досье на родителей около 50, и каждый стоит денег. Подпись на каждом документе должна быть заверена нотариусом, и к каждому документу должен быть приложен апостиль, подтверждающий полномочия нотариуса (в Калифорнии — это 30 долларов). В ряде регионов требуют по два пакета оригинальных документов (почему не один — оригинальный и один — заверенная нотариально копия?) при усыновлении одного ребенка, а значит, четыре при усыновлении двоих детей. Таким образом, за 200 бумажек родители платят 6 тысяч долларов.

На многих документах стоит подпись одного и того же нотариуса. Вопрос без ответа: почему не разрешить представлять апостили по количеству нотариусов, а не по количеству документов?

Стоимость услуг агентства на российской стороне колеблется. Это зависит от региона, где находится детский дом, требуемого судом набора дополнительных документов и множества других факторов. Плюс расходы на транспорт, перевод документов, адвоката и переводчика в суде, обязательное медицинское обследование детей в коммерческом центре в Москве, визы на детей. Итого 10 — 15 тысяч долларов. И это не считая расходов на авиабилеты себе и детям, гостиницу и подарки (еще около 6 тысяч долларов). И конечно же родители везут в детский дом игрушки, одежду, лекарства.

 

ЗАВИСИМОЕ И НЕЗАВИСИМОЕ УСЫНОВЛЕНИЕ

Стоимость так называемого зависимого усыновления резко подскочила по сравнению с независимым, которое пока еще не запретили.

Зависимое — значит через аккредитованное в России агентство, деятельность которого контролируется межведомственной комиссией из пяти министерств. Каждое из министерств имеет право разрешить или не разрешить аккредитацию агентства.

Независимое усыновление — это когда родители, как мы, сами приезжают в регион с документами, подготовленными агентством своего штата. Приходят в отдел опеки и попечительства региона, получают направление в детдом, знакомятся с ребенком и улетают домой в ожидании суда. Все строго по закону.

Понятно, что будущих родителей кто-то должен встретить, разместить в гостинице, отвезти в отдел опеки, детский дом, быть переводчиком. Собственно, те же услуги оказывает и аккредитованное агентство, только оно обязано иметь в Москве официального представителя. Видимо, стоимость содержания этого представителя и составляет разницу между стоимостью усыновления по зависимому (30 тысяч долларов) и независимому варианту (11 — 12 тысяч долларов).

Руководители прокуратуры, а следом за ней и ответственные московские чиновники давно говорят о намерении закрыть независимое усыновление.

Конечно, законы надо совершенствовать. Надо исключить обязательства иностранных граждан по регистрации детей в российских консульствах как юридически неграмотную норму. По крайней мере, в отношении тех стран, где по законам этой страны усыновленные дети автоматически становятся гражданами. Надо отменить отчеты, особенно для тех стран, где уровень социальной защиты детей существенно выше российского.

В тех редких случаях, когда родителям стало ясно, что они переоценили свои способности воспитывать усыновленных детей, они должны иметь право вернуть ребенка обратно в детский дом, как это могут сделать российские усыновители. Естественно, если дети сохранили российское гражданство. Тогда, по крайней мере, можно как-то оправдать необходимость постановки ребенка на учет в консульстве.

Пока в России 780 тысяч сирот, и каждый год прибавляется еще по 120 — 140 тысяч, надо дать возможность иностранным гражданам усыновлять столько детей, сколько они могут, с соблюдением, конечно, законодательства. А если уж менять законы, то делать так, чтобы интересы детей и доброжелательное отношение к людям, которые готовы их усыновить, были первичны, а интересы чиновников вторичны.

Может быть, пришло время прислушаться к советам здравомыслящих чиновников Министерства образования? Они предлагают создать в России (как и в западных странах) сеть организаций по оказанию услуг российским и иностранным гражданам по усыновлению. Эти организации легально осуществляли бы те функции, которые сегодня выполняют так называемые посредники. Они платили бы в казну налоги и были подконтрольны. Эти организации организовали бы выпуск газет и журналов, на страницах которых родители делились бы опытом воспитания усыновленных детей. Там можно было бы публиковать хорошие фотографии детей-сирот, особенно старшего возраста, у которых крайне мало шансов быть усыновленными.

А тех, кто настаивает на ужесточении законов об усыновлении, я прошу рассматривать это письмо как официальное приглашение приехать к нам в любое время и проверить условия жизни и воспитания усыновленных нами детей. И еще я предоставлю им возможность ознакомиться с жизнью десятков других усыновленных детей. И не надо для этого никакого двухстороннего соглашения между нашими странами.