На главнуюПоискКонтактная информация

Новогодняя тишина

Михаил Серафимов
Накануне нового года Россия традиционно погружается в череду корпоративных концертов — самое время зафиксировать культурные предпочтения народа. Известная джазовая певица Нина ШАЦКАЯ уверена, что массовый вкус склонен улучшаться: попса уходит, уступая место серьезным жанрам

От разгульной жизни 90-х сегодня мы пришли к культу здорового образа жизни. Вслед за материальной настал черед улучшения качества духовной жизни: ведь что слушать и что читать не менее важно для здоровья, чем что есть, в чем ходить. Сейчас мы наблюдаем трансформацию вкусов нашей бизнес-элиты. У меня недавно была серия камерных концертов «Зимние вечера с русским романсом», которые проходили в музее, для аудитории в 100 человек. Меня удивило, что на концерты пришли состоятельные господа, выслушали полуторачасовую программу, голос и рояль. Их внимание было для меня в своем роде откровением.

Слушать классическую музыку, ходить в оперу — это хороший тон для богатых людей во всем мире... 

Попав однажды по велению моды на концерт классической музыки, человек может сразу и не понять ее — в силу сложности. Но романс и джаз в этом смысле являются мостиками между поп-культурой и высокой. Джаз в этом смысле очень хитрая штука: он незаметно и глубоко проникает в душу. Приходя на мои концерты, люди не стремятся за каким-то высоким искусством — им просто комфортно. Звук — это же физика, он воздействует на организм, а джаз дарит ощущение гармонии и покоя.

Вкус нашей буржуазии, однако, еще не так развит…

Русская буржуазия неоднородна. Какая-то часть ее вышла из научной среды — у этих со вкусом все в порядке. А я, в свою очередь, стараюсь облекать концерты в красивую форму, облегчая знакомство с музыкой. Многие думают, что романс — это нудятина, манерное искусство с заламыванием рук… Я стараюсь петь так, как  будто бы это случилось сегодня, а не в XIX веке.

Не теряет ли человек XXI века способности воспринимать музыку? Молодой человек уж точно романс или джаз воспринимает как архаику…

Посмотрите, что сегодня творится с джазом в Москве -  город завешан афишами, притом что музыка не русскоязычная... Шоу-бизнес — это механический набор звуков, джаз — чувственная музыка. Я часто езжу на такси — и водители жалуются мне: как надоело одно и то же по телевизору. У человека должна быть альтернатива, выбор — как с едой или одеждой. Жизнь человека не ровное поле. Вот молодой человек тусуется, валяет дурака. Потом происходит серьезная история: человек влюбился. Или расстался с любовью. Душа потрудилась. И она нуждается в каком-то другом оформлении. Люди не чувствуют жанра за моим пением. Человек в этот момент не меня слушает. Он себя слушает.

У компаний, которые заказывают новогодние корпоративы, до их пор есть такое заблуждение: хорошо — это когда все веселятся и пляшут… Мне часто говорят: «Повеселее надо, повеселее», совершенно не понимая, что не надо повеселее. Если человек заказывает романс, значит, ему не хочется танцев и безудержного хохота. Я тоже понимаю, что нельзя перегружать.  Если мы говорим о корпоративе, то понятно, что надо петь популярные вещи. Романсы можно исполнять академически, под рояль, а можно — в современных аранжировках. Не попсовых, конечно, но адаптированных, вообще же мой принцип — это немного джаза в романсе. Сейчас один из крупных губернских городов пригласил меня на какое-то официальное мероприятие. Но мой концерт предполагается вне ресторана  и вне награждения, именно как подарок людям. Это к вопросу об изменении культуры потребления духовного.  

Почему эти изменения начали происходить именно сегодня?

Вначале богатым было некогда. Когда же они заработали деньги, они посмотрели по сторонам — и вдруг ощутили, что внутри пусто, вакуум. Я часто от них слышу: скучно, хочется любви, теплоты. От межполового общения, конечно, никто не отказывается  (смеется), но хочется чего-то еще. Оказалось, что у целого поколения ТАМ внутри, в душе, ничего нет. И сталкиваясь с любовью, например, человек не знает, как чувствовать. А поиск смысла жизни? Человек не  задумывается об этом до поры, но однажды ему становится неинтересно, скучно, страшно. Потому страшно, что нет почвы под ногами, хотя есть квартира, машина, акции. На счастье может банально не хватать времени — пробки, встречи, командировки.  Тоже трагедия жизни. Я заметила, что состоятельная аудитория не может воспринимать романсы больше чем в течение 40 минут, максимум часа. Тот, у кого голова постоянно работает, просто устает тебя слушать — не физически, а иначе. Надо четко дозировать искусство. Это как витамины: в малых количествах полезны, в больших — отравляют. Интеллигенция подготовлена к этим витаминам, а богатые — пока нет. Начинать нужно с гомеопатических доз. 

Фото АНДРЕЯ НИКОЛЬСКОГО