На главнуюПоискКонтактная информация

ПОЛ ПОТ

ПОЛ ПОТ

«Бить допрашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Прежде чем приступить к пытке, необходимо обследовать состояние здоровья допрашиваемого и осмотреть орудия пыток...» (Из «Руководства по допросам S-21»)


ХХ век был веком диктатур, режимов, построенных на культе одной личности. Очень часто диктатуры вели к репрессиям. Но никогда они не приводили к такому ужасающему результату, как в Камбодже при режиме «красных кхмеров». Их лидером долгие годы считался человек по имени Пол Пот. Со времен Крестового похода детей не было в мировой истории случая, чтобы основу целого воинства составляли подростки. А именно подростки, почти дети, были главной ударной силой «красных кхмеров». Невысокие, юркие, вооруженные АКМ китайского производства, в черных широких штанах и черных же свободных рубашках, обутые в сандалии из автомобильных покрышек, они обходились чашкой риса в день, ловили обезьян и пекли их на углях в пальмовых листьях


ЮНОСТЬ ВОЖДЯ

Один из основателей революционной Кампучии родился 19 мая 1925 года в зажиточной крестьянской семье в камбоджийской провинции Кампонгтхом. Звали его Салот Сар. Салот получил начальное образование в буддийском монастыре, два года пробыл монахом, работал учеником плотника и всегда говорил, что годы его юности прошли в упорной борьбе с французскими колонизаторами.

Борьба с колонизаторами не помешала Салоту Сару в сороковые годы, а точнее -- в 1949-м, задолго до освобождения Камбоджи от колониальных властей, оказаться в Париже, где Салот начал изучать радиоэлектронику. Как и многие студенты того времени, будущий Пол Пот примкнул к левому движению. Что неудивительно -- в те времена прослыть «не-левым» в студенческой среде значило оказаться почти на обочине. Левые задавали тон в культуре, политике. Париж был «левым городом». Человеку, позволившему себе нелестные высказывания о том же Сталине, не давали выпить и чашки кофе: все прочие посетители кафе гудели через сомкнутые губы. Антисталинист, позорно оставляя за приверженцами передовой идеологии мраморные столики и расположенность гарсонов, спасался бегством. Остальным -- затяжка сигаретой «житан» и разговоры о светлом будущем.

В Париже Салот Сар встретил земляка -- неизвестно, встречались ли они раньше на родине, -- Кхиеу Самфана, человека, одержимого планами «аграрной революции». Самфан говорил Пол Поту: люди должны жить в полях, зарабатывать простым трудом, все соблазны современной западной цивилизации следует уничтожить. Самфан и Салот были далеко не единственными кхмерами-парижанами. В студенческом общежитии собирались и другие будущие вожди народной Кампучии, будущие «красные кхмеры» Иенг Сари, Ху Ним, Сон Сен, Нуон Чеа.

По свидетельствам знавших Салота Сара в его парижскую бытность, он чаще всего не участвовал в общих шумных дискуссиях, не сыпал цитатами, а впитывал, слушал. Но все запомнил! Запомнил: города суть порождение зла, в них сосредоточен капитал, процветает свободная торговля, а все это противоречит природному крестьянскому коммунизму. Но... если бы Салот в какой-нибудь из осенних вечеров простудился, заболел воспалением легких -- Париж казался кхмерским студентам крайне недружелюбным и холодным городом -- и умер, то очередная теория коренного переустройства так и заглохла бы где-нибудь в районе улицы Генриха IV.

Но Салот «пережил» Париж. Женившись там же на сестре идеолога Самфана, он усвоил и еще одну истину, в общем-то нехарактерную для сталинизма: при строительстве нового мира следует опираться только на собственные силы, а свои планы держать в строжайшем секрете, ибо без секрета нет революции, а революция и есть самый большой секрет.

Вернувшись в Пномпень в 1953 году, Салот Сар примкнул к местным коммунистам. Совмещая политическую деятельность с преподаванием в частной школе, он начал делать партийную карьеру и даже дорос до поста секретаря столичного горкома. Через некоторое время при его непосредственном участии (сам будущий вождь ни тогда, ни позже никого своими руками не убивал) задушили тогдашнего главу камбоджийских коммунистов Тусамута. Убийство Тусамута совпало с ожесточением колониальной войны в Индокитае, и Салот Сар вместе с Иенг Сари ушел в джунгли. Где, под противомоскитной сеткой, Салота избрали генсеком. Юность закончилась, пора было начинать настоящее дело.


ТРИУМФ ИДЕИ

Джунгли джунглями, но после посещения Китая в 1965 году и ознакомления с опытом китайских товарищей Салот был потрясен результатами культурной революции. Но китайцы, по его убеждению, не довели начатое дело до конца. Да и у самого Салота было не густо с кадрами. Лишь после того, как американские бомбардировщики за четыре года, с 1969-го по 1973 год, сбросили на Камбоджу столько бомб, сколько было сброшено на Германию за последние два года Второй мировой войны, в его лагере стали появляться новые и новые бойцы. Эти неприхотливые воины называли себя «красными кхмерами».

Со времен Крестового похода детей не было в мировой истории случая, чтобы основу целого воинства составляли подростки. А именно подростки, почти дети, были главной ударной силой «красных кхмеров». Невысокие, юркие, вооруженные АКМ китайского производства, в черных широких штанах и черных же свободных рубашках, обутые в сандалии из автомобильных покрышек, они обходились чашкой риса в день, ловили обезьян и пекли их на углях в пальмовых листьях.

Эта армия была фанатично предана так называемым верхним людям, своим вождям, жившим в подземных блиндажах и передвигавшимся с базы на базу только глубокой ночью.

«Мальчишки» и служили проводниками основных идей Пол Пота. Люди, преданные наследному принцу Камбоджи Сиануку, сибариту и поклоннику Запада, бесследно исчезали, как исчезали и прежние союзники «верхних людей». Расчистив таким образом себе дорогу, Пол Пот триумфально вступил 17 апреля 1975 года в Пномпень во главе 30-тысячной армии. Никто не смог оказать подросткам сопротивления: Сианук в очередной раз отправился в эмиграцию, американцы и их союзники спешно грузились в военно-транспортные вертолеты.

Так произошел приход к власти уникального правительства, которое отрицало все основополагающие принципы государства. Действия Пол Пота и его соратников вызвали во всем мире даже не возмущение, а изумление. Первым делом был взорван Национальный банк -- тем самым Пол Пот смог радикально решить вопрос об отмене денег. Жителей из столицы и других городов начали изгонять в деревни, и тем самым был решен вопрос о городах, зараженных буржуазным влиянием. Людей в очках вообще убивали на месте. Были запрещены торговля и промышленность. Членам одной семьи запрещалось жить вместе: детей следовало освободить из-под «буржуазного влияния» родителей. Никаких книг, газет, журналов. Восемнадцатичасовой рабочий день. Инакомыслие, малейшее несогласие с начальством карались смертью, причем в целях экономии боеприпасов убивали ударом мотыги или хоронили заживо.

Политики, за исключением разделяющих взгляды «красных кхмеров», также уничтожались. Партии и профсоюзы распускались. Любой общественный транспорт попадал под запрет, велосипеды объявлялись буржуазной роскошью, справлять дни рождения, играть свадьбы, юбилеи, праздники значило лить воду на мельницу отсталых традиций. Что также каралось ударом мотыги.


«ВЕРХНИЕ ЛЮДИ»

Пол Пот стал премьер-министром Демократической Кампучии, Кхиеу Самфан -- президентом, Иенг Сари -- министром иностранных дел. Впрочем, разделение «сфер влияния» было условным. Вожди приняли на себя звание «бом», что в переводе с кхмерского означает «старший брат», и звали друг друга не по именам, а по номерам: «старший брат Один», «старший брат Два».

Никто в Кампучии не знал, кто стоит во главе страны. Более того, камбоджийцы не знали, что ими правят «комми». Не было ни культа личности, ни биографий вождей, ни приличествующих этому портретов. Пол Пот не давал себя фотографировать. Один -- позже забитый мотыгами -- художник набросал его портрет. Когда этот размноженный на ксероксе рисунок вывесили в общих столовых, брат и сестра Салота Сара, отправленные, как и прочие буржуазные элементы, на перевоспитание, узнали своего родственника. «Нами правит маленький Сар!» -- воскликнула сестра диктатора. Портреты сняли.

С особым рвением старшие братья «Один-Два-Три» взялись за буддийские храмы и монастыри. Пол Пот, несомненно, пошел дальше самого Сталина. В Камбодже религия не притеснялась, а просто уничтожалась. Монахи, если они отказывались «уйти в мир», безжалостно уничтожались, храмы осквернялись, в них устраивали или казармы, или скотобойни.

Дабы завершить полную изоляцию страны, были проведены указы о языке. Использовать любой другой язык, кроме кхмерского, запрещалось: за разговоры на вьетнамском, тайском или китайском языках полагалась смертная казнь. Но самым большим преступлением были разговоры на языках европейских, в частности на французском.

В Камбодже, переименованной в Кампучию, провозглашалось чисто кхмерское общество («Кампучия -- для кхмеров!»). Те же из сограждан, кто исповедовал «нехарактерные» для Кампучии религии, христиане и мусульмане, также подвергались преследованиям.

Полпотовцы разорвали дипломатические отношения со всеми странами, не работала почтовая и телефонная связь, въезд и выезд из страны были запрещены. КГБ СССР по заданию ЦК КПСС пытался «навести справки». Но даже этой мощной организации получить достаточно полную информацию было не под силу. Тогда руководителям «братской Кампучии» было отправлено приглашение посетить СССР. Отдохнуть, покупаться в Черном море. Полечиться в конце концов. Ответ ошарашил даже видавших виды «кремлевских старцев»: приехать не можем, очень заняты, много дел. Дальше -- полнейшая тишина.

В лагерях для заключенных применялись изощренные пытки и экзекуции, охранники следовали «Руководству по допросам S-21», в котором было четко прописано, что «целью применения пыток является получение адекватной реакции на них со стороны допрашиваемых. Пытки применяются не для развлечения. Боль надо причинять так, чтобы вызвать быструю реакцию. Другой целью является психологический надлом, потеря воли допрашиваемого. При пытках не следует исходить из собственного гнева или самоудовлетворения. Бить допрашиваемого надо так, чтобы запугать его, а не забить до смерти. Прежде чем приступить к пытке, необходимо обследовать состояние здоровья допрашиваемого и осмотреть орудия пыток. Не следует стараться непременно убить допрашиваемого. При допросе главными являются политические соображения, причинение боли вторично. Поэтому никогда не надо забывать, что вы занимаетесь политической работой.

Даже во время допросов следует постоянно вести агитационно-пропагандистскую работу. В то же время необходимо избегать нерешительности и колебаний в ходе пыток, когда есть возможность получить от врага ответы на наши вопросы. Необходимо помнить, что нерешительность может замедлить нашу работу. Другими словами, в агитационно-воспитательной работе такого рода необходимо проявлять решительность, настойчивость, категоричность. Мы должны приступать к пыткам без предварительного разъяснения причин или мотивов. Только тогда враг будет сломлен».


ОШИБКА

Трудно сказать, как развивались бы события, если бы старшие братья «Один-Два-Три» продолжили линию на полную изоляцию страны. Но в головах этих прошедших школу Латинского квартала переустроителей жизни созрела идея распространить передовой опыт и за пределы Кампучии. «Враг усиливается! Враг постоянно усиливается!» -- утверждали старшие братья. И вот из-за небольшой приграничной стычки начался военный конфликт с Вьетнамом.

Недавние союзники в борьбе против американцев столкнулись лбами, да вот лоб у молодой вьетнамской армии был покрепче, чем лбы одетых в черное кхмерских подростков. Несколько вьетнамских мотопехотных дивизий при поддержке танков расколошматили полпотовских юнцов, и в январе 1979 года революционным абсурдистам пришлось оставить Пномпень. Пол Пот, отступив к границе с Таиландом, вернулся к тактике партизанской войны, благо у него никогда не было недостатка в средствах: именно в местах его новой дислокации находился один из углов знаменитого «золотого треугольника», района, где тогда выращивали самый лучший, самый качественный и самый дешевый опиумный мак.

Примерно в это же время в СССР стала популярна частушка: «Если утром мне жена не нальет стакан вина, изобью-замучаю, как Пол Пот Кампучию!» Западные же страны практически закрыли глаза на обнародованные победившими вьетнамцами факты беспримерного зверства. Не в «красных кхмерах», а как раз во Вьетнаме Запад видел тогда главную угрозу в этом регионе. Поэтому известие, что вместо Пол Пота главой «красных кхмеров» стал Кхиеу Самфан, было воспринято спокойно. Запад продолжал поддерживать «красных кхмеров» в противовес набиравшему силу Вьетнаму.


ВСТРЕЧА С ВЕЧНОСТЬЮ

Про Пол Пота же ходили разные слухи. То ли умер, то ли живет в Китае, то ли совсем отошел от политики и больше святым делом переустройства не занимается.

Однако на самом деле Пол Пот продолжал воевать, да вот только соратников у него становилось все меньше. Последним от него попытался отойти старый друг Сон Сен, собиравшийся выдать Пол Пота в обмен на амнистию. Не получилось. Сон Сена и членов его семьи «разоблачили и покарали», а практически сразу после показательной казни Пол Пота арестовал одноногий «джунглевый» командир по прозвищу Мясник.

Пол Пот был приговорен к смерти, но с отсрочкой исполнения приговора на неопределенное время: за заслуги перед революцией кровавому вождю давали дожить до естественной смерти. Приговоренный даже давал интервью журналистам, в которых подчеркивал, что ни о чем не жалеет, что во всем был прав, вот только его командиры извращали его приказы, неверно понимали его слова.

И тихо скончался 15 апреля 1998 года. Тело сожгли, пепел развеяли. У кровавого диктатора не было никакой собственности. Даже шинельки со звездами генералиссимуса. Во время болезней он пользовался только травяными отварами. Несколько бутылочек с традиционными снадобьями и накомарник -- вот и все, что осталось от маленького Сара...


ВЫВОДЫ

Да, в истории цивилизаций не было более страшного режима (около трех миллионов убитых за четыре года), который был при этом абсолютно деперсонифицирован: после него не осталось ни одного (!) подписанного документа. Это была размытая, аморфная масса подростков с «калашами», а где-то в джунглях, в глубоких блиндажах сидели вожди. Все подчинялось принципу, сформулированному кем-то из них: «Успех будет с нами, пока враг не знает, кто есть кто!» Но история Пол Пота показала: в истории возможно все. Любые извращения, любые крайности. Для этого необходимы всего лишь несколько условий: слабость власти, образ внешнего врага (в данном случае -- американцев) и оригинальная революционная идея. Если же этот, самый фантастический, режим окажется зачем-то нужен для мировой политики (в данном случае как противовес вьетнамцам) -- абсурд может продолжаться долго.

...«Красные кхмеры» все еще существуют. Они прячутся в джунглях. В камбоджийской политике они по-прежнему представляют собой реальную силу. И кто знает, не вернутся ли они вновь?

Станислав ЛАВРОВИЧ

В материале использованы фотографии: Fotobank, Фототека, Reuters